Наталья (mp_na_metle) wrote,
Наталья
mp_na_metle

Ещё конкурс


А вот и мой рассказ для него.

Майское.

Все едут в выходные на дачу. А Люська дачу органически не переваривает, являясь сугубо городским жителем. Не любит она и лесов с палатками и песнями под гитару у костра. Гитару оставить, костёр развести в камине, камин поместить в замке - так ещё куда ни шло. В замок, собственно, Люська и собралась. На выходные. Она активно пользовалась Всемирной сетью, и этой сетью словила потомка английских лордов. Потомок располагал замком, камином и вполне презентабельной внешностью. Они долго переписывались, а потом Ларри (Лоуренс Питер, ту би шарп) пригласил Люську погостить и познакомиться поближе. Нахальная Люська хотела было написать, что с ней будет ещё шестеро, находящихся с ней в той или иной степени родства; потом она подумывала взять пару подружек... Собственно, чопорный Ларри ей был довольно чужд. Но захотелось посмотреть английскую глубинку. Глухое местечко называлось как-то витиевато, Касл-эпон-какая-то речка, три часа езды от аэропорта Хитроу. Лоуренс Питер обещал встретить и препроводить, устроить экскурсию по замку и окрестностям. Ну ничего, если потом придётся принять его в Москве, отвести в Большой театр и Третьяковку в качестве аллаверды - рассудила Люська. Хоть посмотрит, как нормальные люди живут. Сколько же у него там комнат в замке, и когда там последний раз делался ремонт? А привидение там есть? А мамочка с папочкой? То-то им радости будет, когда Люсёк ввалится к ним топтать их паркеты и крушить сервизы (если вы забыли, у этой девушки в руках всё горит). Ничего, она им вжарит о Шекспире или Диккенсе, Байроне или Шелли, а может, и о Гае Ричи. Там видно будет!

Лондонский рейс прибыл без опоздания. Ларри быстро отыскал Люську в толпе прибывших и повёл к своей машине. Они быстро поехали к Касл-эпон-...не помню как дальше. Потомок лордов преподавал в Кембридже химию и имел учёную степень к 30 годам. Одет он был в джинсы и ирландский дизайнерский пуловер ручной вязки. Накрапывал дождь, но кого в Англии это удивляет или возмущает? Там всегда крапает, ну если только не льёт, как из ведра!
Машина вырулила из Хитроу и понеслась мимо каких-то довольно симпатичных ландшафтов. По дороге Ларри обрадовал Люську известием, что ей предстоит честь знакомства с мистером и миссис Бёрдвуд, родителями Лоуренса Питера Бёрдвуда собственной персоной. Мда.. Но есть и плюс - барбекю на лужайке, соколиная охота и приём в честь Люськи (шутка! просто ежегодный майский приём у Бёрдвудов). Люська была в принципе во всеоружии, но кто эту английскую знать разберёт? Миссис работала в рекламном бизнесе, у мистера было архитектурное бюро. Люди как люди, но только наша героиня, как говорится, на любителя!
У Ларри была квартира в Кембридже, родители обычно жили в Лондоне, но на Рождество и ещё пару-тройку раз в год приезжали в замок на "мероприятия". Ну и ещё иногда просто подышать воздухом. Замок был небольшим, скорее загородный дом, содержать его было не очень дорого. Дед мистера в своё время его перестроил, и был прав. В противном случае сейчас прежние развалины пришлось бы сдавать в аренду, и на эти деньги содержать и поддерживать.

Итак, насторожённую Люську встретили довольно мило родители Ларри, моложавые и интересные внешне. Домоправительница показала Люське её комнату и рекомендовала переодеться к ланчу. Чертыхаясь, Люська вылезла из джинсов. Причуды аристократии... В столовую она спускалась слегка на взводе. Но всё прошло хорошо. Разговаривали больше о России и Москве, Диккенса и Байрона не затрагивали. Шутить и хохмить Люська даже не пыталась - была наслышана об особенностях английского юмора ещё со спецшкольной скамьи. Ей было слегка не по себе. Да и все эти салаты из цикория, донышки артишоков и прочая ботва не делала её ближе к английскому народу. А утром обязательно будет порридж! - горестно подумала она. Порридж - это овсянка, и не из хлопьев "Геркулес", а из разваренного овса.
Родители, мистер и миссис (по имени, как демократично-разбитные америкосы, они себя называть не предлагали) пытали Люську, кто она и чем занимается, о семье. Хлебнув винца, она слегка присочинила (да простят её читатели!) о пентхаузе с видом на Кремль и родителях, проживающих на Рублёвке. Тут слышали о Рублёвке, о ней сейчас во всём мире знают. Насчёт себя она не очень и приврала. Квартира у неё была крохотная, зато почти в самом центре, при желании она могла бы поиметь что-то поприличнее, но ближе к окраинам. Про работу выложила чистую правду. Люськино владение китайским - вот это их удивило. Люська была довольна, что ей хоть чем-то удалось выбить эмоции на малоподвижных лицах. Конечно, можно вызвать побольше эмоций, облившись соусом (она пока на себя только капнула разок) или опрокинув бокал "баккара", но пока рано, ещё предстоял приём. И охота, и барбекю. Барбекю, кстати, уже вечером, охота - утром, а приём после охоты.

Люська с удовольствием осмотрела замок и парк. Из старины в замке остались только камины да портреты предков, остальное было современным и удобным. В каминах, кстати, пылал огонь - эта вечная английская сырость заставляла топить их чуть ли не круглогодично. Выслушала Люська и историю семьи, восходящую, как водится, к войне между Йорками и Ланкастерами, сиречь Алой и Белой розами. Парк был роскошный. Кругом цвели розы - на шпалерах, плетистые на стенах замка и изгородях, на клумбах. Диковинно подстриженные деревья и изумрудный газон тоже были прекрасны. Люська вспомнила шутку: "Как получить настоящую английскую лужайку?" - "Надо посеять траву, а потом двести лет постригать её". На заднем дворе была большая беседка, очаг, сложенный из дикого камня, тут же стоял большой шатёр для гостей, на случай, если дождь сильно разойдётся. Мясо для барбекю уже ждало своего часа, вина охлаждались в погребе. Форма одежды - смокинг для мужчин и вечерние платья для женщин - несколько смущала Люську. Ей всегда казалось, что шашлык едят в затрапезном виде, сидя на травке, потому что вся одежда пропитывается запахом дыма. Но у английской аристократии свои порядки, таким образом, с одним вечерним платьем придётся распроститься. К тому же у Люськи не было костюма для верховой езды. Ну не имела она до сих пор в нём ни малейшей нужды - ни в платье-амазонке, ни в лосинах и высоких сапожках. Мама Бёрдвуд в ответ на Люськино признание в собственной некомпетентности приподняла брови, но обещала посодействовать одним из своих костюмов. Люська поняла, что в её глазах пала ниже газона. Ну и пусть! На лошади она держаться умела, не цирковая наездница, конечно, но она и не собиралась носиться за дичью, так, в сторонке постоит, в массовке.

Вечером прибыли гости. В парке зажглись фонарики, в шатре накрыли столы, в беседке поставили напитки, на очаге жарилось мясо. Гости здоровались и общались друг c другом и пялились на Люську, которая торчала столбом возле Ларри. Лоуренс Питер представлял её гостям как свою гостью и хорошую знакомую, и представлял гостей Люське: адвокат такой-то, художник эдакий-то, актриса ещё вот такая-то... и прочее, и прочее, и всё такое прочее, как писал Роберт Бёрнс. Люська сначала немного дичилась, но вино всегда действовало на неё волшебно, и в конце концов она стала общаться со всеми. Гости бродили по лужайке, вливаясь то в одну, то в другую компанию, как это обычно бывает на вечеринках. Негромко играла музыка, шелестел смех. Все были разодеты, как при дворе. Маман Бёрдвуд в начале вечера, когда Люська спустилась в сад, со странным выражением лица оглядела американское дизайнерское платье. Может, миссис ожидала, что Люсёк выпрется в Кристиан Диоре? Перетопчутся в своём английском селе! Больше всего ей хотелось сейчас быть в джинсах и футболке. И не на каблуках. Впрочем, их она потихонечку сняла и припрятала под столом в беседке, и теперь дрожала от того, что шлёпала босыми ступнями по сырой траве. Потом она поймала прислугу и попросила принести ей тапочки. Та уставилась непонимающе, но потом одобрительно усмехнулась и принесла отороченные мехом тёплые боты. В них Люська и шлёпала, и плевать она хотела на остальных. Мясо было преотличное, вино тоже на уровне, гости вот только чопорные. Молодые девицы смотрели на Люську зверем - наверное, всем хотелось захомутать наследника лордов. Люська как раз его хомутать не планировала, но не рассказывать же об этом каждой встречной-поперечной английской барышне? Гости же постарше и вовсе вели себя так, как будто аршин проглотили. Нет, эта публика не для неё! К счастью, в связи с предстоящей на рассвете охотой разбрелись довольно рано.

Утром пришлось вставать очень, очень рано. Во дворе истошно трубил охотничий рожок, и Люське хотелось немедленно задушить музыканта, издававшего эти звуки. Завтрак подали на скорую руку. Порридж, конечно же! Английские аристократы умрут, если не получат его на завтрак. Люська поковырялась в клейкой массе, попила кофе и понуро пошла одеваться. Горничная уже принесла чёртов маскарадный костюм, сшитый, казалось, в позапрошлом веке - столько на нём было крючков и шнуровки. Зоэ, горничная, помогла чертыхающейся Люське не заблудиться в наряде и всё закрепить на своих местах. Сапоги были велики. "Большевата ножка у аристократки!" - злорадно подумала Люська, напялила женский цилиндр (и зафик он сдался, только ветки в лесу сшибать!), взяла хлыстик-стек и, задрав юбку амазонки, выплыла во двор. Там её ожидала чистокровная английская кобыла Снаппи (так сказал конюх). Лично Люське сошёл бы любой кабыздох, предпочтительно пони преклонных лет. Она подала Снаппи предусмотрительно захваченный с кухни кусок хлеба с солью. Кобыла вздохнула шумно и аккуратно взяла губами угощение. Затем Люська поднесла ей стыренный на кухне же сахар, за что кобыла положила ей свою голову на плечо. Конюх принёс и подогнал седло, Люська неуклюже вскарабкалась на лошадь, тронула поводья и сделала небольшой круг по двору. Сойдёт. Но если придётся прыгать через препятствия или переходить речку вброд - она пас!
Все участники охоты уже были готовы, егеря уехали в лес ещё затемно. Кавалькада всадников медленно тронулась в сторону леса. Ларри ехал рядом с Люськой. Он спрашивал, была ли она на охоте, нравится ли ей лошадь. Они довольно непринуждённо болтали, находясь в хвосте процессии. Люська сказала, что охотиться ей не приходилось, и вообще ей этот вид отдыха как-то не очень. Ларри признался в сходных чувствах, и они решили сачкануть, укрывшись в каких-нибудь кустах. Наследник лордов показал на оттопыренный карман наездницкого сюртука и доверительно сообщил, что там бутылка кларета, заныканная со вчерашнего банкета. Люська оживилась - будет чем скоротать время!

Пока охотники и сочувствующие носились по лесочку под лай гончих и звуки рожка за зайцами, Ларри с Люськой выполняли свою культурную программу, спешившись и оставив лошадей пастись. Потомок лордов выбил пробку, и, поочерёдно прикладываясь к горлышку, они мирно щебетали о том и о сём. Люська интересовалась вечерним приёмом - мол, будет как вчера? Лоуренс Питер с кислым выражением лица сознался, что даже намного хуже. Потому что придётся сидеть за столом рядом с мистером Бог-его-знает-кто-это и миссис Дай-Бог-памяти-её-фамилия-и-род-занятий и занимать их светской беседой, орудуя по очереди одним из 6 комплектов столовых приборов. Люська запротестовала и заявила, что будет есть руками и вытирать руки об скатерть; может, тогда её сошлют вниз, к прислуге, и ей не придётся с постным лицом практиковаться в английском? Тут у Ларри возник замечательный план, как избежать китайской пытки. Надо свинтить отсюда в соседнюю деревню и переждать в трактире, поставив лошадей за умеренную плату в конюшню соседа. Гостям и родителям сказать, что Люськина лошадь понесла, он бросился на выручку и поймал лошадь с Люськой аж в соседнем графстве. А сами они скоротают время за пивом и бараньим окороком. Люська план одобрила, и оставив пустую бутылку под кустом, заговорщики сели на лошадей и кинулись в сторону, противоположную направлению охоты.

Как и говорилось, они приехали под конец приёма со своей легендой о сбесившейся Снаппи. Люське было стыдно наговаривать на вышколенную кобылу, но что делать? Они не стали ставить лошадей в конюшню соседа, а привязали их пастись на свежем воздухе. Сами же пошли в деревенский трактир и предавались там чревоугодию в виде баранины с брюквой (брюква - типично английский овощ, Люськой не опробованный до той минуты, ей понравившийся). Оросив всё это приличным количеством пива, они потом еле вскарабкались в седло. Самое тяжёлое было - изобразить смертельно уставших. Впрочем, глаза у них закрывались от обжорства. Поэтому, выложив не моргнув глазом своё враньё, они отпросились на боковую. Перед тем, как разойтись, Люська с Ларри уединились покурить на заднем дворе. Люська призналась, что уикэнд был чудесный, замечательный и волшебный. Она пригласила Ларри приехать в Москву, когда ему будет удобно. Правда, хихикнула Люська, её дворец намного меньше их фамильного гнёздышка. Но зато она организует ему хорошую культурную программу. И никакой охоты!
Рано утром Ларри повёз Люську в аэропорт. У него утром не было лекций в университете, поэтому он провожал её лично. С мистером и миссис они распрощались довольно холодно и мельком. Представляете, что они думали об "этой русской"! Но ни Люську, ни даже Лоуренса Питера это не волновало. Искренне обнявшись, они распростились в Хитроу до новых встреч.
Tags: ЖЖ, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments